Как скроен ДАУ Хржановского

Интервью с художницами по костюмам

Author
Любовь Мингазитинова, Надя Плунгян
Abstract
В апреле 2020 года, во время выхода на интернет платформе фильмов из проекта ДАУ, искусствовед Надя Плунгян взяла интервью у художниц по костюмам проекта ДАУ. Любовь Мингазитинова собрала ответы из этого неопубликованного интервью для этого специального выпуска журнала Apparatus. Художницы делятся своими воспоминаниями о работе в Санкт-Петербурге и Харькове, рассказывают о концепции создания костюмов и делятся неопубликованными эскизами. Эскизы публикуются с разрешения Phenomen Berlin Filmproduktions GmbH.
Keywords
Денис Шибанов; Илья Хржановский; Ленинград; Харьков; Москва; Ленфильм; кинопроизводство; исторический костюм; униформа; советская материальная культура; реквизит; архив; коллекция; реконструкция и сдвиг; гипертрофирование; ГОСТ; фактура; ткань; одежда; цвет; силуэт; образ; пошив; психология костюма; мода; техники тела; среда; декорация ДАУ; ощущение; эстетика.

От взрывов цвета до “земляных человечков”: Комментарий Любови Мингазитиновой о концепции костюмов в ДАУ

Начало

О совместной работе

Источники для осмысления советской эстетики через костюм

Эффект предлагаемых обстоятельств

Костюмы в декорации

Коллекционные вещи

О красоте и разрушении

Bio

Фильмография

Suggested Citation

CopyofApparatus14_Mingazitinova_Plungian_Interview.docx.tmp/word/media/image1.jpg
Прибытие Дау в Харьков в 1932 году. Автор: Любовь Мингaзитинова.

От взрывов цвета до “земляных человечков”: Комментарий Любови Мингазитиновой о концепции костюмов в ДАУ

Тут уместно сказать, что костюмы в проекте ДАУ никогда не были полной реконструкцией времени. По первоначальному сценарию 40 лет биографии главного героя были разделены на несколько частей. В результате в проекте осталось три основных периода: Ленинград 1928 года, Харьков 1932-1938 годов и Москва 1938-1968 годов (который, в свою очередь, был разбит по времени: 1938, 1942, 1948, 1952, 1956-1958, 1964-1968 гг.). Все эти части сложены в единую композицию и определены через конкретные, принадлежащие только этому месту и времени декоративные приемы. Каждый смысловой блок был обдуман, переработан и создан как фантазия на тему эпохи. Это было доведением предметного мира почти до грани театральной условности. Костюм совпадал с историческим по ‘ритуалу’ использования (состав комплекта, застежки, вес, плотность и др.), но заметно отличался по внешнему виду, обостряя характерные черты времени до нужного эмоционального градуса.

CopyofApparatus14_Mingazitinova_Plungian_Interview.docx.tmp/word/media/image7.png
Эскиз костюма Дау к ‘ленинградскому блоку’. Автор: Александра Смолина.

Так, например, Ленинград 1928 года был взрывом цвета, костюмы шили из ярких тканей, палитра была заимствована из живописи Павла Филонова. Период 1932-1938 годов в Харькове мы описали как мир “земляных человечков”: там постепенно утрачивается яркость цвета, использованы простые орнаменты, а фактуры выбраны мнущиеся и ворсистые. Мы использовали не только одежные, но и технические ткани, а затем стирали готовые вещи так, чтоб они садились и мялись. Крой и, соответственно, силуэт тоже были значительно утрированы. Сороковые в Москве – это колор-блоки из густых темных оттенков. 1950-е получили условное название “окаменение”: костюмы превратились в деконстуктивистские гробы-футляры, фактуры сгладились, и цвет почти полностью исчез. Для 1956-1958-х мы изготовили большинство одежды из одной и той же ткани и в двух фасонах, чтобы максимально приблизить костюмы героев к униформе, и, наконец, новое поколение юнцов вносит в 1964-68 год снова яркие цвета и моду даже слегка сдвинутую вперед по времени, для большего контраста. Старое умерло и Дау с ним, а новое снова такое, каким он был в начале пути

CopyofApparatus14_Mingazitinova_Plungian_Interview.docx.tmp/word/media/image8.png
Ленинград 1928 г.. Распределение масс цвета в костюмах статистов. Автор: Борис Шаповалов.
CopyofApparatus14_Mingazitinova_Plungian_Interview.docx.tmp/word/media/image9.jpg
Харьков, 1932–35. Сцена прогулки Дау и Норы. Пионеры у памятника Шевченко. Разработка сцены – Любовь Мингазитинова.