Русский BookTube: комментирование литературных произведений на платформе YouTube

Author
Елена Хамиди (Elena Hamidy)
Abstract
Начиная с 2015 года на YouTube стремительно распространяются каналы, специализирующиеся на публикации книжных обзоров. Как явление буктьюбинг возник в англоязычной среде, где сформировались основные его жанры и формы работы с аудиторией. В данном исследовании впервые предпринята попытка систематического сбора информации о каналах и анализа русского буктьюба как явления с опорой на результаты международных исследований. Набор данных, насчитывающий ссылки на более чем 40 тысяч видео 347 каналов публикуется в открытом доступе вместе с классификацией по жанрам.
Keywords
буктьюб, YouTube, книжная культура, рецензии на книги, жанры видео, книжные покупки, книжные марафоны, влог, влогер, влогинг, партиципативная культура, социальные сети

Введение

Задачи и карта исследования

Набор данных

Методическое отступление: определение жанров видео по тегам и заголовкам

Подробнее о «листиклз»

«Покупки» и «распаковки»

Разнообразные списки

‘Продажность’ и разоблачения

‘Чтение для удовольствия’

Чтение и повседневность

Чтение в сообществе: марафоны и книжные теги

Трэш-обзоры

Заключение и перспективы дальнейших исследований

Bio

Список литературы

Suggested Citation

Введение

Буктьюбер – это влогер (видео-блогер), который снимает ролики о книгах и публикует их на платформе YouTube в объеме минимум 50% контента канала. Буктьюб – сообщество таких влогеров на платформе YouTube, аналог букстаграмма (книжного сообщества в Instagram), книжного ТикТока. Деятельность буктьюберов нередко происходит одновременно параллельно на нескольких платформах: в социальных сетях Instagram, Twitter, Facebook, VKontakte и на книжных сервисах, самый популярный из которых – LiveLib.

Как явление, буктьюб возник впервые в англоязычных странах (о происхождении термина и зачатках англоязычного буктьюба см. Scolari, Fraticelli, and Tomasena 2021: 77). Одна из самых ранних публикаций о англоязычном буктьюбе 2014 года упоминает, что среднее количество подписчиков на буктьюберских каналах составляло на тот момент 1000–1500 (Sorensen and Mara 2014: 91). Сегодня даже показатели русскоязычного буктьюба, не говоря уже об англоязычном, намного выше, и могут доходить до сотен тысяч подписчиков и миллионов просмотров. Русскоязычный буктьюб несет на себе следы многочисленных заимствований, отражающихся как в выборе форматов и тэгов, так и в выборе авторов и книг. Однако, лишь в исключительных случаях русскоязычные буктьюберы делают попытки снимать видео на английском языке для международной публики. Заимствуя форматы англоязычных видео, русскоязычные буктьюберы ориентируются прежде всего на русскоязычного читателя.

Apparatus14_Hamidy_prefinal.docx.tmp/word/media/image12.jpg
Рост количества каналов на русском буктьюбе (2010 – 2021).

Собранные в данном исследовании данные 347 каналов русскоязычного буктьюба свидетельствуют о том, что русскоязычный книжный влогинг стал заметно расти, начиная с 2014-15 года. C 2017 года буктьюберы были неоднократно номинированы на премию русской книжной индустрии Ревизор в категории «Блогер года». С 2018 отдельная премия _Литблог, посвященная литературным блогам, была создана коллективом премии Большая книга. Начиная с 2019 года, буктьюберы могут быть в отдельной категории номинированы на премию Блог-пост,1 ежегодно отмечающую книжные блоги в сети интернет.

Apparatus14_Hamidy_prefinal.docx.tmp/word/media/image11.jpg
Рост суммарного количества просмотров видео на русском буктьюбе (2010–2021), рассчитанное исходя из даты публикации видео и его просмотров. Видео, опубликованные недавно, в совокупности еще не успели набрать большого количества просмотров.

Изменения, которые цифровая среда принесла в область литературного рецензирования и критики, связаны с расширением ее поля за счет публикаций читателей-пользователей. На книжных сервисах и в интернет-магазинах массово публикуются отзывы на книги, пользователи обмениваются своими впечатлениями и дают друг другу рекомендации и советы (см. Beck Pristed 2020). Буктьюб входит в состав этой литературной коммуникации, однако отличается и от практик рецензирования в других социальных сетях, и от литературных блогов (Howanitz; Schmidt 2014) за счет перехода от традиционно письменных рецензий на книги к видеоотзывам – принципиально иной форме, подход к которой еще нужно сформулировать. Несмотря на то, что буктьюберов можно назвать «активной аудиторией» в понимании Генри Дженкинса (Jenkins 2006: 7), видеорецензии на книги качественно отличаются от рецензий на книжных сервисах большей степенью медиатизации и профессионализации. Мы имеем дело не с несколькими строчками, написанными пользователем по поводу прочитанной книги, но уже с целыми каналами, специализирующимися на публикации книжных отзывов на регулярной основе. Институционализация этой формы литературной критики происходит буквально на глазах: буктьюб как сообщество порождает свои формы и традиции.

Буктьюб уже давно напрямую осваивается маркетинговыми отделами издательств, но кажется на данный момент отделенной от сферы профессиональных литераторов прочной стеной. Поле искусства (в понимании Пьера Бурдье) обладает сложной и противоречивой структурой отношений с экономическим полем, на которой основано представление о автономии художника и ценности его творчества, несоизмеримой с денежным эквивалентом. Определение ценности литературных произведений происходит путем выражения экспертного мнения специалистов – литературных критиков и жюри литературных премий. Статус и авторитет в этой среде завоевывается годами. С появлением буктьюба на литературном поле возник новый игрок – влогер, который, не имея соответствущей репутации и не проходя предварительную селекцию, получил возможность напрямую общаться с потенциальными читателями.

Появление буктьюба на раннем этапе было едва замечено литературным миром, поскольку видеорецензии публиковались очень молодыми влогерами на литературу категории «young adult» (см. определение понятия в Hilton and Nikolajeva 2012). С научной точки зрения они заинтересовали прежде всего педагогов и библиотекарей, работающих с публикой моложе 25 лет и пытающихся освоить практики буктьюба как ресурс для обучения (Albrecht 2017: 22; Brekelmans 2017; Semingson, Mora, and Chiquito 2017: 62; Sorensen and Mara 2014; Suárez and González Argüello 2020). Эти, равно как и более поздние и профессиональные исследования вовсе не затрагивают русский буктьюб, однако указывают на центральные аспекты восприятия буктьюба, которые являются общими для него как интернационального явления. Так, в самых разных культурах возникновение буктьюба «вызвало к жизни важные дебаты о статусе их посредничества», в ходе которых книжные влогеры часто оценивались весьма скептически, как некая «гетерономная сила, направляющая воприятие читателя в сторону коммерции, а не автономных художественных ценностей» (Tomasena 2019: 10)2. Распространение видеоотзывов на прочитанные книги рассматривалось под углом «де-профессионализации рецензирования книг» (Albrecht 2017: 28), которой ловко пользуются маркетинговые отделы крупных издательств (см. критический обзор англоязычного буктьюба у Philbrick 2016; о русскоязычном буктьюбе Фаустов 2017).

Скептическое отношение к буктьюбу подогревалось тем обстоятельством, что публикация видео-рецензий сама по себе ставит книгу в один ряд с другими товарами, отзывами на которые пестрит YouTube. В свою очередь, жанр видеорецензии в значительной степени обуславливает фомат и подачу рецензии на книги. Часто в описании видео присутствуют ссылки на книжные магазины, в которых можно купить рецензируемые книги. Эта практика, распространенная в видеорецензиях на самые разнообразные товары, в применении к книгам рассматривается крайне критически как «коммодификация» чтения, т. е. его превращение в товар (Albrecht 2017: 31–33).

Возмущение литературного поля, вызванное появлением буктьюба, ислледователь испаноязычного книжного влогинга Хосе Томасена считает достаточным поводом для заявления о том, что буктьюб открывает «пространство для новых дискуссий о легитимации обмена» между раными формами капитала по Бурдье (Tomasena 2019: 2)3. Однако несмотря на то, что наблюдать за конфликтами и «коллаборациями» между агентами этого поля и буктьюберами достаточно интересно (ibid.: 6), и на то, что следование теории Бурдье о формах капитала применительно к буктьюбу скорее продуктивно, вряд ли мы имеем дело с радикально новыми дискуссиями.

Становясь заметным явлением, буктьюб вторгается на территорию, где не только существует некое установленное распределение ролей между актерами, но и практикуются разнообразные статусные разграничивания и разделения, которые нужно перманентно обговаривать и полемически отстаивать. В Правилах искусства Бурдье сравнивает этот процесс с «балетом, в котором существует четкое распределение ролей» и участники которого (индивидуумы и группы) «выписывают свои фигуры с оглядкой друг на друга» (Bourdieu 1992: 165)4. С этой точки зрения участники литературного процесса достаточно предсказуемо реагируют на появление нового игрока. Закономерно, что дискуссии о статусе вокруг буктьюба и внутри него продолжают играть свою роль, мало меняя свою суть.

Одновременно с этим участники литературного процесса связывают с появлением книжного блогинга надежду на демократизацую и большую открытость литературного процесса, смягчение борьбы интеллектуальных элит за превосходство. Так, писатель Константин Куприянов увидел в появление книжного блогинга в социальных сетях «иной подход к литературному комментированию – образовательной и в целом скорее дружелюбный, нежели оценочный и осуждающий» (Куприянов 2019). Открытость и отсуствие «интеллектуального высокомерия» по отношению к популярным жанрам делают буктьюб ценным источником материала для изучения рецепции массовой культуры – раздела, мало представленного и в современной критике, и в современном литературоведении.

Задачи и карта исследования

В данной статье впервые предпринимается попытка научного описания и проблематизации буктьюба как явления в рамках русскоязычного интернет-пространства. Фокус исследования лежит на сборе данных, документировании и описании поля, основанном на приемах цифровой этнографии, которое уже использовалось применительно к исследованиям испаноязычного буктьюба (Tomasena 2019; Scolari, Fraticelli, and Tomasena 2021). В данном случае анализ деятельности акторов проводится исключительно в рамках цифрового пространства, вне прямого взаимодействия с ними, однако при учете элементов их саморефлексии. Куратированный набор данных, созданный при помощи автоматизированных методов получения, архивирования и обработки данных на языке Python, включает начальную классификацию видео и публикуется вместе с данной статьей для широкого пользования.

В первую очередь в статье представлены основные характеристики набора данных, методы его классификации и визуализации, созданные на основании применения этих методов. Затем я перейду к рассмотрению наиболее оспоренных жанров буктьюба – покупках, распаковках и списках, в адрес которых чаще всего направлены упреки в ‘продажности’ влогеров буктьюба. В связи с этим я подробнее остановлюсь на мотивах влогеров, снимающих подобные видео, и на жанровых конвенциях, связанных с ними, в том числе на специфических автокомментариях и псевдо-разоблачениях как элементах культуры блогинга.

После этого я перейду к чтению для ‘удовольствия’ как яркой черте практик буктьюба, не только открыто заявляемой влогерами, но и несущей на себе груз гендерных стереотипов. В связи с этим я рассмотрю специфические жанры буктьюба, в которых процесс чтения входит в соприкосновение с практиками повседневности. Возникающие при этом символические соседства с предметами мебели и едой становятся объектами тщательного инсценирования и входят в культурный дизайн буктьюба.

Далее более пристально рассмотрены жанры, позволяющих влогерам заработать социальный капитал через разнообразные формы кооперации, а также стремительно набирающий популярность жанр треш-обзоров. В заключение я рассматриваю культурный контекст буктьюба, в том числе влоги профессиональной культурной критики, использующие сходные с ним форматы, и формулирую вопросы, которые представляют особый интерес для будущих исследований.

Набор данных

Дата сбора данных: август-октябрь 2021. Первичный набор данных включал 42074 видео 358 каналов. Каналы были отобраны как простым поиском, так и путем поиска по тегам. Буктьюберским каналом считается канал, публикующий рецензии на книги в размере минимум 50% от общего контента. Для анализа были отобраны 290 каналов, опубликовавших по меньшей мере 20 видео за историю существования (41449 видео). Из них 242 публиковали видео в 2021 году. Количество видео на канал за все время существования вариируется от 20 до 4057, в среднем составляет 95 видео на канал. За время существования буктьюба на отдельных каналах выходило до 70 (!) видео в месяц. Чемпион по продуктивности – канал gasindm Дмитрия Гасина, насчитывающий более 4 тысяч видео5. Канал Гасина – самый старый из активных до сих пор каналов, опубликовавший первое видео 27.7.2010, за ним с небольшим отрывом идет канал Книжные новости Андрея Криволапова, первое видео на котором датировано 27.09.20106. Эти два канала, основанные до возникновения буктьюба как сообщества профессионалами, работающими в книжной индустрии (Андрей Криволапов – редактор, переводчик, член Союза писателей Росии, Дмитрий Гасин – писатель и сотрудник издательства), являются не самыми типичными его представителями, так как работают в своей собственной манере, рассказывая об одной или нескольких книгах в относительно коротких видео.

На примере обоих каналов, видео на которых выходят с завидной регулярностью, но не набирают большого количества просмотров, можно продемонстрировать существующий на буктьюбе «разрыв в возможности соучастия» («participation gap») (Jenkins 2008: 281). При среднем числе просмотров 7600 по всему набору данных, видео этих каналов в среднем не набирают и одной тысячи. Можно предположить, что авторы каналов, компетенция которых высока и основывается на соответствующем образовании и статусе в литературном мире, не склонны экспериментировать, осваивая практические навыки ведения влогов и перенимая опыт коллег по интерактивному взаимодействию друг с другом и с аудиторией. Это ограничивает шансы на успех и популярность их каналов в большей степени, чем отсутствие технических возможностей. Можно надеяться, что этот разрыв в будущем будет сокращаться, а пока остается лишь удивляться неослабевающей мотивации обоих авторов. На данный момент невозможно установить или даже предположить, сколько буктьюберских влогов прекратило свое существование из-за слабого отклика аудитории или по иным причинам.

Самое популярное видео русскоязычного буктьюба, набравшее максимальное количество просмотров – видео влогера Antony Uly о книге Александра Полярного Мятная сказка7. Его же канал с большим отрывом лидирует по количеству просмотров (более 77 млн.) и подписчиков (более 560 тыс.). Эти в среднем невысокие для каналов на YouTube показатели для буктьюба являются намного превосходят средние показатели по базе данных (средний показатель на канал – 11 тыс. подписчиков, 1 млн. просмотров).

В данном исследовании я говорю о русскоязычном, а не русском буктьюбе, так как каналы, публикующие рецензии на русском языке, не всегда локализованы в России. Транснациональная перспектива также неизбежна, учитывая глобальные масштабы явления и многочисленные заимствования, прежде всего, из англоязычной среды.

Таблица 1: Распределение каналов по локациям, обозначенным в описании канала.

страна

количество каналов

Россия

179

Украина

12

Беларусь

8

Казахстан

6

Германия

2

США

2

Латвия

1

Монтенегро

1

Методическое отступление: определение жанров видео по тегам и заголовкам

Узнать, из каких видео состоит наш набор данных, невозможно в ручном режиме: просмотр всех видео занял бы больше 10 тыс. часов. Для того, чтобы разумно инвестировать время и силы, необходимо оценить содержание набора данных. Классификация данных о видео и каналах имеет прикладной характер и строится на существующем знании о данном поле.

Поскольку буктьюб является сетевым сообществом, с другими сообществами его роднят как отдельные форматы, так и тенденция к выработке относительно устойчивых, повторяющихся приемов и элементов (Sorensen and Mara 2014: 88). В исследованиях буктьюба они уже рассматривались как жанры (ibid.: 90), в том числе в понимании Михаила Бахтина (Scolari, Fraticelli, and Tomasena 2021: 80–81). В данном исследовании я присоединяюсь к этому направлению, которое разумно не только в применении к буктьюбу, но и в целом для изучения интернета как среды медийно опосредованной коммуникации (Uffelmann 2014).

Для оценки того, какие жанры видео входят в состав набора данных, я использую поиск ключевых слов среди тегов и заголовков видео. Теги – это ключевые слова, которыми влогер снабжает свое видео для того, чтобы зритель мог легче его найти. Одно видео может иметь несколько тегов разного характера, при этом часто встречаются наименования каналов, имена и понятия, обсуждаемые в видео. Размечая данные на основании присутствия определенных ключевых слов, нельзя исчерпывающе проанализировать материал (для более глубокого исследования проводится более подробное ознакомление), однако можно выявить наиболее яркие характеристики данных и сформировать гипотезы. Жанры буктьюба отличаются высокой степенью конвенциональности, поэтому среди тегов достаточно широко распространены те, что сигнализируют причастность видео к определенному жанру. Схожую функцию выполняют заголовки. Использование текстов описаний видео дает высокий процент погрешностей и поэтому неэффективно.

Объединив две сходные попытки типологии видео буктьюба (Ehret, Boegel, and Manuel-Nekouei 2018: 153; Scolari, Fraticelli, and Tomasena 2021: 88–90), можно выделить в первую очередь следующие жанры: «покупки» (book haul), «распаковка» (unboxing), «прочитанное» (wrap-up), «книжные полки» (bookshelf tour), «книжные теги» (booktags), «книжные планы» (to be read/plans), «совместные акции» буктьюберов (collaborations) и «проблемы буктьюба» (booktube issue). Дополнив эту классификацию, я выделяю четыре группы жанров:

Для определения данных жанров я использую разметку по соответствующим ключевым словам, присутствующим среди тегов и в заголовках видео. Для устранения разночтений в обозначении жанров я использую английские обозначения.

Таблица 2: Жанры и примеры ключевых слов для классификации

Тип тега

Пример ключевых слов

листиклз

haul

покупки/haul/бук хол

unpacking

распаковка|unpacking|покупки|unboxing|анбоксинг

new_books

новинки

wrapup

прочитанное|прочитан|итог

to be read/plans

план|читаю|дневник

list

подборка|топ книг|книги зимы|книги весны|книги лета|книги осени|книги января/февраля/марта и т. д.

повседневные

bookshelf tour

полк|шкаф

vlog

vlog|влог|vlogmas|влогмас

event

день рожденья|новый год|празднуем

food

Завтрак|обед|ужин|пирог|шоколад|десерт|кухня

коллаборативные

marathon

марафон|24 часа|24час

booktag

книжный тэг

unhaul

unhaul|анхол

buddy reads

читаем вместе

развлекательные

bad books

разочарован|бомбит|зашквар|горит|не советую|не рекомендую|бесит|бесячий|раздражает

cinema

фильм|сериал|экранизация

interview

интервью|разговор|беседа

Классификация по тегам и заголовкам является нестрогой: одно и то же видео может быть отмечено несколькими ключевыми словами и сочетать в себе несколько жанров. Наиболее часто встречаются комбинации жанров haul, wrapup, vlog и marathon с другими подгруппами. Например, влогер может рассказывать о покупке книг, которые собирается читать в определенный промежуток времени, монтировать влог о том, как дочитывает книги по списку или в рамках марафона, показывать на своих полках книги, которые собирается или обещает дочитать, совместно с другими влогерами готовить или поедать еду в духе какой-либо книги, которая попутно комментируется. Существуют и марафоны дочитывания книг, треш-обзоров («бесячий марафон»), марафоны типа «буктьюб-сюрприз», участники которого обмениваются книжными подарками и т. д.

Apparatus14_Hamidy_prefinal.docx.tmp/word/media/image2.png
Скриншот набора данных с классификацией. Для скачивания набора данных в виде таблицы с встроенными фильтрами по жанрам и каналам нажмите на изображение или перейдите по ссылке https://jlupub.ub.uni-giessen.de/bitstream/handle/jlupub/2203/EHAMIDY_Booktube_dataset_interactive_table.html

Рассмотрим данный прием классификации в действии на примере канала NiRoNia (56 тыс. подписчиков, 410 тыс. просмотров)8, жанры видео которого можно на 99% определить по ключевым словам. На графике ниже отображены категории, приписанные каждому видео по ключевым словам (светлые участки отмечают попадание видео в данную категорию).

Apparatus14_Hamidy_prefinal.docx.tmp/word/media/image3.png
Разметка видео по жанрам на примере видео канала NiRoNia (https://www.youtube.com/c/Rikkyreads).

Уже на основании этой предварительной оценки понятно, что влогер предпочитает пользоваться стандартными для русскоязычного буктьюба жанрами (преимущественно «листиклз»), участвует в марафонах и аккуратно помечает свои видео соответствующими тегами и заголовками.

Хуже всего подвергаются классификации видео, в которых влогер публикует обзор одной книги, а также репортажи с книжных мероприятий и разные видео, не имеющие отношения к книгам. Таким образом, данный метод особенно хорошо работает от обратного: отбросив каналы, где доминирует стандартный контент, легко найти каналы нетипичных или экспериментальных форматов, а также каналы, количество книжного контента на которых невелико.

Применив данную классификацию для разметки базы данных, мне удалось определить 29 тыс. уникальных видео, что составляет 73% от всего объема данных. Таким образом, на практике подтверждается как распространенность, так и степень отрефлексированности жанров на буктьбе: проанализированные заголовки и теги своим видео проставляют сами влогеры, которые хорошо отдают себе отчет о том, видео какого жанра они выпускают. На следующем интерактивном графике представленна динамика популярности отдельных жанров на русскоязычном буктьюбе начиная с 2013 года.